experiment8or (experiment8or) wrote,
experiment8or
experiment8or

Categories:

Хосе и Мария

Очень давно, когда мы только что приехали в Aмерику, я ходила в школу английского языка для иностранцев. Школа была поводом надеть юбку, расчесать космы и выйти на свежий воздух.

По вечерам я оставляла своего пупсика с тетей (муж работал во вторую смену), перебегала через двор и оказывалсь в школе, той самой, которую мой неожиданно быстро вымахавший бэбик и закончил
шестнадцать лет спустя.

По уровню подготовки меня направили в третью, самую продвинутую группу. Ох, лучше бы этого не было! Занятия тогда вела (и сейчас ведет, и, наверное, еще долго будет вести) полоумная Джойс. Она совершенно не меняется: как была тогда седая тетушка с квадратной стpижкой, круглыми очками и блуждающей улыбкой, точно также она выглядит
и сейчас.



Трудно себе представить более неорганизованное и бессмысленное существо, чем наша учительница. На протяжении 20 лет (а может, и больше) она использовала в обучении одну-единственную затрепанную книжку, которая была запасена в несметных количествах для грядущих поколений учеников. Там было что-то про некоего Флетчера, который убежал из тюрьмы. Предполагалось, что лексикон про тюрьму, конечно же, необходим иммигранту в пeрвую очередь.

Но
и с такой тематикой можно было смириться, если бы кипучая натура Джойс не находила метод чтения книжки от начала до конца банальным. Книжку мы должны были читать вразнобой, так что один урок мы читали абзац из конца, на следующий что-то из середины, а иногда она комбинировала текст из разных мест книжки в один урок, так что голова шла кругом у всех. Кто был этот Флетчер и удалось ли ему убежать из тюрьмы - так и осталось неизвестным, поскольку благодаря такому методу книжку я возненавидела немедленно, да и на дом нам ее не давали, чтобы упаси бог, мы не впали в грех логического мышления.

Чтобы разнообразить убогий иммигрантский лексикон, нам предлагалось читать на уроках газетные тексты, заботливо подобранные нашей учительницей. И здесь экстремальная натура Джойс развернулась во всей широте. Тексты она подбирала исключительно такие, чтобы они, не дай бог, не имели ни малейшего отоношения к повседневной жизни. До сих пор помню одну заметку, где речь шла о спуске с парашютом на лыжах по склону действующего вулкана. Все эти дельтапланы, батискафы, охотники за привидениями, рыбы мурены, а также извержения, землетрясения и цунами - где она только все это брала? Какие психические вулканы сотрясали это серую чокнутую бабку?

По складу своей беспорядочной натуры обьяснять правила или заниматься другой осмысленной деятельностью наша учительница не могла, и время между книжкой про Флетчера и звонком она заполняла  пусторпоржней бессмысленной болтовней ни о чем...я отключалась, и мы с соседкой- филипинкой разгадывали кроссворд из газеты, что было единственным источником моего английского образования.

Глядя назад, я понимаю что работа в школе для иностранцев была, пожалуй, единственная в своем роде профессия, где такая балаболка могла удержаться на десятилетия и даже продвигаться по службе. Ее ученики, хоть и были недовольны, но по слабому знанию языка и школьной бюрократии совершенно не представляли, кому и куда можно пожаловаться. Все мы были новоприбывшие, и, в основном, долго в этом классе не задерживались. Люди находили работу, там уже начиналась настоящая школа, а полоумная Джойс продолжала нести ахинею новым поколениям учеников.

Как то в конце года она решила порадовать нас и показать нам кино, классическую черно-белую картину "Касабланка". Но методика Джойс не позволяла ей посмотреть кино, как смотрят его нормальные люди, от начала до конца с перерывом на туалет в середине. О нет! Сначала мы посмотрели конец. Потом она перемотала кусок к середине, и мы посмотрели оттуда.
Потом остановила пленку и отмотала еще куда-то, сопровождaя  это комментариями о том, что именно было пропущено. Кем друг другу приходлились эти люди в плащах, никто так и не узнал. Я возненавидела фильм "Касабланка" до конца моих дней.  Eсли случайно натыкаюсь на него по телевизору - все, уберите его, в нем главную роль навсегда исполняет Джойс.

В нашем классе были разные студенты с восхитительно разнообразной географией. Моей соседкой по парте была молодая филипинка, которую привез сюда муж-военный. Она понимала и говорила прекрасно, но не умела писать. У нас же, советских,  наоборот, была другая проблема: мы могли читать и писать, но совершенно не могли говорить, а тем более понимать.

В  классе была интеллигентная иранская дама, у которой здесь было три сына: они все были доктора-профессора, и она проводила время, нянчась поочередно с внуками. В классе было два довольно заносчивых военных француза-повара. С одним из них случилась трагедия, этот Оливье сел в машину нетрезвый и врезался в разделительный забор на хайвее, после чего ему ампутировали руку и отправили домой. Была страшно изможденная католическая вьетнамская семья - отец мать, дети. Вьетнамцы ощущались, как совершенно свои люди.  Отцу невероятно повезло: его быстро устроили уборщиком в школу. Мне он с горечью рассказывал, что у себя дома он был преподавателем философии (марксистско -ленинской?). Почему им приспичило перед пенсией бросить все и убирать туалеты в американской школе - может, из-за детей?

Самыми заметными в нашем классе была молодая пара - Хосе и Мария - из какой-то латиноамериканской страны, названия которой я не запомнила. Нет, они не были кривоногими топорными мексиканцами. Они оба были красавцы, особенно Хозе. Он был бесподобно красив, похожих мужчин я видела только в кино или в музыкальных клипах.  Такой красавец в белом костюме обычно поет на борту яхты, устремляя черные очи в сияющие небеса,  а ветер развевает его черные кудри.

Странно,
нo Хосе был застенчивым и очень простым парнем.  Он стеснялся внимания, говорил тихо, но при это одарял окружающих сияющей улыбкой. Мария же была очень уверенная, изящная, стройная, с модной стрижкой и очень стильная.  Хосе не делал особых успехов, письменные науки давались ему трудно, и видно было, что писать-читать он не приучен. Он был застенчив и стеснителен, как девица, и голос подавал редко. Мария же демонстрировала полную уверенность в себе, и с нее хотелось брать пример и вообще быть на уровне.

Хосе и Мария нянчили младенца. Он завозил в класс коляску, в которой спала трехмесячная девочка. Это был дисциплинированный благонравный американский младенец, который наполнял мою измученную душу жгучей завистью. В основном младенец тихо спал, разметав черные волосенки, а если просыпался, то издавал  деликатные угуканья и похрюкиванья, а не орал, как укушенный за попу носорог, что так свойственно младенцам "made in Russia". Тогда Хосе или Мария ловко извлекали девочку из коляски и втыкали в рот бутылку со смесью. Младенец присасывался, а после его долго трясли или пошлепывали по спинке, чтобы дитя срыгнуло. Отужинав, девочка бодрствовала, переходя с рук на руки, и ничуть не мешала учебному процессу.

Слава богу, что они существовали, я отключалсь от полоумной Джойс и глазела на Хосе и Марию: как слаженно они управлялись с ребеком, как синхоронно они двигались, какие они были изящные, ловкие, быстрые. Они были, как произведение искусства: таких людей мне не еще приходилось видеть.Я восхищалась: красивая пара, их надо в кино снимать, а они сидят в классе с нами, корявыми глухонемыми типами. 

Так в борьбе с полоумной Джойс прошел почти весь учебный год. Мой английский улyчшился, но не благодаря, а вопреки Джойс.  Добежал ли Флетчер туда, куда стремился, или его водворили обратно в камеру, так и осталось неизвестным. Честно говоря, всем было на это глубоко плевать, потому что то, к чему прикасалась Джойс, внушало ее ученикам глубокое омерзение.

Однажды меня вызвали на школьное крыльцо в середине занятия - мой ребенок требовал маму. И  я увидела, что Хосе с младенцем тоже вышел за дверь и передает девочку какой-то белой хрюшеобразной молодухе с сигаретой в руке. Это была не женщина, а глыба жира, с огромным вислым брюхом,  с заплывшими глазками, в диком розовом тренировочном костюме в обтяжку.  Хосе был меньше ее на целую голову и выглядел рядом с ней, как другой биологический вид.  Я удивилась, что общего может быть у Хосе с этим чудовищем, которое отрывисто отдавало ему команды.

- Скажи, - шепотом спосила я соседку-филипинкy, - а кто это белая женщина, которой Хоcе отдавал ребенка?

-Как кто? - шептом удивилась филиппинка. Это его жена.

Я не поверила своим ушам. Возможно, это я плохо выразилась на английском.

-Толстая белая женщина, в розовом костюме с микки-маусом, кто это?

-Я же говорю, это жена Хосе. Она работет по вечерам, и поэтому Хосе ходит на уроки с ребенком.

-А как же...а что же.. а как же Мария?

- Мария - его сестра.

Сестра...Ну какое мне дело, что незнакомый мне латионос из неизвестной мне страны женат на чудовищной толстухе. Но мне было дико обидно,хотя я прекрасно отдавала себе отчет, насколько иррациональна и глупа такая обида.

А потом учебный год закончился, и в класс к Джойс я больше не вернулась. Филипинкиного мужа перевели на другую военную базу и они уехали.

Несколько раз я встречала в мaгазине Марию с культурным американским мужем и двумя детьми-подростками. Мария передавала мне приветы от Хоcе.  Он тоже бросил школу, надо было зарабатывать на жизнь и содержать семью. Как многие латиносы, Хоcе был строительным рабочим.

Несколько раз я встречала самого Хоcе, и он был искрене рад меня видеть. Хоcе улыбался своей лучезарной стеснительной улыбкой, пожимал руку моему мужу, заговаривал с моим ребенком. С каждым разом Хоcе становился все тоньше, все суше, все темнее, лицо заострялось и грубело, и на киногероя он больше не годился.  Жена его, наоборот, толстела и приобретала все более устрашающие размеры.

У них появлялись дети, все девочки, и что самое обидное, та малышка, которую качали Хосе и Мария, как и остальные, были копия мамы - безобразно ожиревшeе хрюшеобразнoе существo с заплывшими глазками. Гены красавца Хосе никак не проявлялись в его детях.

Мы немного говорили о жизни - Хосе все нравилось
в Aмерике, он купил дом,  дети, слава богу, учились и были здоровы. Потом появлялась жена, она отдавала команду - и Хоcе прощался и уходил, и в какой-то момент исчез навсегда, как обычно исчезают из жизни случайные знакомые.



Tags: американская жизнь, дети, семья, школа
Subscribe

  • Физкультурное

    Вчера вечером пошла на зумбу в нашем городском фитнесс центре, там, где бассейн. Группа мне подходит по всем параметрам. Была приятно удивлена…

  • Женский марш

    С опозданием на неделю выкладываю фотографии женского марша в прошлое воскресенье. В центре города при хорошей погоде пообщались, походили,…

  • Из письма подруги

    "Я хотела поблагодарить тебя за поздравление с Днем Победы. Знаешь, я стала немного иначе смотреть на этот праздник. Когда муж работал по…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Физкультурное

    Вчера вечером пошла на зумбу в нашем городском фитнесс центре, там, где бассейн. Группа мне подходит по всем параметрам. Была приятно удивлена…

  • Женский марш

    С опозданием на неделю выкладываю фотографии женского марша в прошлое воскресенье. В центре города при хорошей погоде пообщались, походили,…

  • Из письма подруги

    "Я хотела поблагодарить тебя за поздравление с Днем Победы. Знаешь, я стала немного иначе смотреть на этот праздник. Когда муж работал по…