experiment8or (experiment8or) wrote,
experiment8or
experiment8or

Categories:

12.12.12

Запишу-ка "как я провела 12.12.12", потому что не помню совешенно, как провела 1.1.01, 2.2.02 итд. Раз мучает склероз - надо записывать.

Знаменательный день начался в полночь, когда сын вернулся в семейное гнездо голодный и холодный, и стал просить машину. Машина у него давно отобрана. Как только наш сын оказывается за рулем, он сразу же попадает в суд. Последним судом неделю назад было вождение без прав, но это сын отбил, потому что вез пьяного друга. Суд переносился три раза, он надеялся утаить от нас свои авто-художества.  Судья вошел в положение,потому что пьяному другу не надо садиться за руль, но все равно присудил штарф сто десять долларов, потому что в машине пьяного друга была испорчена лампочка. Кто теперь будет платить за это человеколюбие?

Причем наш сын нарушает закон исключительно вдали от дома, а суд состоится по месту правонарушения.  Обычно  мы премся куда-то к черту на кулички к восьми утра за два часа от дома, попутно изучая красоты родного края. Это у нас такой вид семейного отдыха - посещение суда и осмотр местных достопримечательностей.

Короче, когда сын начал просить машину на утро, напирая на встречу группы по изучению наук, которая в библиотеке встречается вот прям в восемь утра, уравнение "сын + машина = суд" вдохнуло в меня здравый скептизцм. А не собираешься ли ты, ребенок мой, в суд на этой машине? Ответь честно. "Если честно, то собираюсь". В суд влекут герлфрендиху сына, она сьехала с квартиры раньше положеного срока, потому что там была черная плесень, а хозяйка отказывалась предпринять меры. Ну вот и сын решил в качестве моральной поддержки приехать в суд. Бойко цитируя законы штата по борьбе с плесенью, сын выклянчил у меня разрешение взять машину на один день. К тому же днем у него экзамен, а вечером он последний день работает, так что разок разрешим.

Ночь прошла стандартно: в три часа сын еще не спал, гонял чертей на компьютере, за дверью раздавался мяв кота, желающего в пять утра пойти на улицу, в восемь утра сына уже не было вместе с машиной.

В это утро я не пошла на работу, потому что везла маму к нейрохирургу. У нее защемился нерв, страшная боль, ходить не может совсем, передвигается на коляске, из дому не выходит. Так уже три месяца. В десять утра с копейками  я подьехала к дому престарелых, забрала маму, с помощью деда заложила чертову коляску в багажник  - она весит полтонны. На работе меня не ждали, мой постдок ушел на лекцию для резидентов, а потом на гинекологические гранд раундс.

Нейрохирург оказался седой милой женщиной примерно моего возраста, немкой из Мюнхена. Была хирургом там, приехала, переучилась, родила двоих детей, стала нейрохирургом здесь. Почему-то немки (не немцы) мне исключительно симпатичны.

Она закатила мамину коляску в свой огромный кабинет, где снимки больных видны на большом телевизоре. Поборовшись с маминой фамилией, она спросила: "поляки?" "Нет, русские".

"Ах русские? Как я рада! Я вам вот что скажу. По приезде сюда я пять лет проработала нейрохирургом на Кони Айленде. Мои больные были русские евреи. Они меня не любили: я не говорила по-русски, а они по-английски. Нужен был переводчик. У меня был партнер польский доктор, он понимал по-русски. Так совместными усилиями, когда старые евреи на идише, а я по-немецки, мы и договаривались.

Раз вы русские, я точно знаю: вы операцию не хотите. Русские идут на операцию, только когда им уже поездом голову отрезалo."

Мама: "конечно, не хочу я операцию, но так болит, так болит, ходить не могу совсем, и стоять не могу, из дому не выхожу месяцами!"

Докторша выводит на экран ее позвонок, обьясняет, где что защемилось и куда надо втыкать иголку. "Оно пройдет, не надо операцию".

Я в полном отпаде от этой суперженщины.  Едем домой, чертыхая городские власти: раскопан весь город, не проехать никуда.

Завожу маму в дом престарелых, там ее встречает дед.

Еду обедать домой, кратко вижу мужа, он тоже пришел на обед. Кот орет под ногами, кормлю его обедом.

Потом еду на работу.Из машины посылаю смс-ку постдоку : "еду на работу". В ответ получаю:" меня нет, поехал покупать себе  машину".

Что я делала на работе, убей, не помню. Бумаги, статьи и горестные мысли: куда же мне, безденежной, деваться? нафиг я в эту науку подалась, была бы врачом и горя бы не знала.

Выбегаю с работы и еду на физиотерапию, спину чинить. На очереди еще ноги, но до них у моего физиотерапевта никак руки не доходят. Уже лет пятнадцать я хожу к одному и тому же парню на физиотерапию. Он собирает меня по косточкам, по суставам, как механик старую машину. Одно починим - другое полетело.

Это белый американец, очень религиозный, неженатый и застенчивый, как девица. Он из тех, которые яростные евангелисты, т.е самый полный мракобес. Мы прекрасно ладим, хотя он пугает меня Обамой и реформой. Недавно ездил в Израиль по святым местам. Пока он чинит мою спину, мы говорим на политически нейтральные темы: о кошечках. Физиотерапевт взял на воспитание двух котяток, и назвал их Митт и Ромни. Котятки попались кусучие, все пальцы искусали. Я советую: возьми еще и черного котенка, назови его Обама, он не будет кусаться, а наоборот, будет тебя любить. Парень недоволен, как будто я предложила принести в дом детеныша сатаны. Переходим с политически опасных котяток на продукты, он рассказывает: ах, какой сэндвич мне сделали в русском магазине! и даже сначала дали попробовать мясо, сказка, а не магазин.

После физиотерапии я еду в русский магазин. Там красота, уют и кафе с библиотекой, телевизором и интерьером. Открылись на прошлой неделе, все еще в процессе. Девушка-хозяйка накрывает нам столик с чаем, кофетами и прирожными, просто так: попробуйте. Здоровья ей и мужа хорошего, что я могу сказать.

Только расположилась с бабками у миски с русскими конфетами - звонит сын.

Сын сегодня последний день работает. Не выдержал он нагрузки, уходит со своей работы по развозке бутебродов. Слава богу, денег там никаких нет, а мы от страха трясемся, когда он по вечерам на велосипеде сэндвичи развозит. Раёнчик университетский довольно опасный, там со всех сторон жуткий чернушник, то стреляют, то грабят, а сделать ничего нельзя: как тараканы, лезет черный криминальный элемент в студгородок.

"Мама, у меня моральная дилемма." "Что у тебя, птичка моя?"

"Мама, я доставил сэндвич старичку, примерно твоего возраста, а он мне хотел чаевые дать девять долларов. Сэндвич стоил шесть. Мам, не мог я взять так много. Я взял три доллара." "Погоди, он не обсчитался, он сам тебе дал денег?" "Да, но я просто не смог у него взять. Он дверь открыл, у него в доме пусто. Не смог я взять деньги, я чувствовал, что я не заработал их".

Вот оно, проклятое московское интеллигентское воспитание, и в америке детей наших достанет!
 
Eду домой, вбегаю. Там уже муж электрическую менору зажег, прелесть. Я вообще про нее забыла напрочь, если бы муж свечи не включал, то пропала бы ханука.

Хватаю сумку и несусь в бассейн. В бассейне тепло, как в джакузи, над стеклянным куполом звезды, и я плаваю совершенно одна под новогодней елкой. Моя подруга не пришла. Вчера я поведала ей, что у нас, у евреев, есть дома елка. Ей не понравилось. Но она чуть не захлебнулась от хохота, потому что я ей рассказала, как в Советском Союзе все ставят елку - и русские, и евреи, и татары, но это  не к рождеству, а к Новому году, и Дед Мороз приходит с мешком подарков в полночь под Новый год. Для западного человека это мозговыносительный абсурд:  русский еврей, празднующий хануку с рождественской елкой, которую он почему-то ставит под новый год, когда все уже елку выбрасывают, а он, наоборот, веселится, ожидая рождественских подарков от Санта Клауса.  По-моему, моя еврейская подруга мне просто не поверила, решила, что это бессмысленная ложь, специально оправдывающая мое еретическое отступничество.  

При выходе из бассейна я так задумалась о превратностях культуры, что забыла пропуск, который исчез в недрах канцелаярии бассейна.

Вернулся домой муж со шпагой в руках и синяком на корпусе, полученным в бою.

Читала вечером какую-то чушь, смотерела какую-то чушь, писала какую-то чушь - всего не упомню.

На исходе 12.12.12 около полуночи явился сын. Он сдал экзамен, остался еще один. Ему было и радостно, что больше не надо работать развозить бутерброды, и грустно, потому что в бутербродной к нему хорошо относились и он вообще привязывается к людям. Бедный ребенок.

Кто дочитал этот дыбристый дыбр до конца - тому надо выдать медаль за терпение. Шоколадную, как ханукальные монетки.
 






Tags: автомобиль, американская жизнь, дети, евреи, медицина, семья
Subscribe

  • Потрeбительское

    Кризис пандемического спроса прошел, магазины снова полны. Но есть подвох. Вроде полки ломятся, а когда чего-то конкретного хватишься, его нет.…

  • Хроники коронавируса - 17: бой с памятниками

    Who controls the past controls the future: who controls the present controls the past В Ричмонде, столице штата Виpджиния, протестующие утопили в…

  • К текущим событиям

    Лет пятнадцать назад в нашем городе разразился ужаснейший скандал. Полиция рекрутировала курсантов в школу полицейских. Надо было сдать какие-то…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments

  • Потрeбительское

    Кризис пандемического спроса прошел, магазины снова полны. Но есть подвох. Вроде полки ломятся, а когда чего-то конкретного хватишься, его нет.…

  • Хроники коронавируса - 17: бой с памятниками

    Who controls the past controls the future: who controls the present controls the past В Ричмонде, столице штата Виpджиния, протестующие утопили в…

  • К текущим событиям

    Лет пятнадцать назад в нашем городе разразился ужаснейший скандал. Полиция рекрутировала курсантов в школу полицейских. Надо было сдать какие-то…