March 23rd, 2011

Святой человек

Сегодня ходили в детский госпиталь - сын сдавал анализ крови. В детском госпитале лучшие сестры, они берут кровь и у грудничка в корзинке, и у вопящего брыкающегося трехлетки.

Эти медсестры работают в детском госпитале со времен царя гороха. Когда-то в прошлом тысячелетии я проходила там клиническую практику, и до сего дня они меня приветливо спрашивают, закончила ли я учебу. Для них время измеряется тем, как вырастают их пациенты, переходя из детского госпиталя во взрослую систему.

Моя любимая Мисс Рене, как и остальные флеботомистки, черная женщина предпенсионного возраста. У нее очки, мягкий голос, нежные ручки. Видно что это необыкновенно добрый человек. Мисс Рене прекрасно берет кровь, мой сын только ей доверяет втыкать в него иголку.

В закутке вся стена оклеена фотографиями: там и ее собственые дети, и пациенты, и газетные вырезки о пациентах.
На фото 5 внуков от сына, один внук от дочери, и улыбающийся черный подросток в инвалидном кресле, со скрючеными ручками.

Двенадцать лет тому назад мать принесла в детский госпиталь пятилетнего ребенка с церебральным параличом, который весил всего 12 фунтов. Социальные службы отняли ребенка и поместили его в дом Святой Марии для детей-инвалидов, где мисс Рене работала медсестрой.  Она увидела этого мальчика и почуствовала - мой. Мисс Рене его усыновила, и очень гордится тем, что с того момента у ребенка не было судорог.

Сейчас ему 17 лет, и он учится в high school. Учится - громко сказано, ребенок умственно отсталый, хотя он ласковый, он разговаривает, и даже поет. У него фотографическая память - он запоминает абсолютно все что видит по телевизору, и потом повторяет.

- Мисс Рене, а что вы будете делать когда он закончит школу?
- Надеюсь, пойдет работать, Есть специальные работы для инвалидов, например, уничтожать бумажные документы.  Инвалиды запихивают бумагу в машину, кототрая режет их в труху. Есть прачечная, есть работа в озеленении, но это не для моего мальчика, он в коляске.

-А где он будет жить?
- Я планирую чтобы он жил дома, пока я смогу обеспечивать ему уход.

Эта женщина - святая, конечно.