February 10th, 2012

Мать-гадюка, или True Grit

Представьте себе: штат Джорджия во времена сегрегации. Семья из восьми детей - семь сестер и брат. Одна волевая сестра уехала в Нью Йорк за лучшей жизнью. У нее шесть классов образования, больше на Юге неграм не давали.

Выходит замуж за портового грузчика, рождаются два сына-близнеца: Петр и Павел. Грузчик пашет, как грузчик, и пьет после работы, соответственно, как грузчик. Мать выставляет грузчика за дверь.

Теперь - детки. Живут, естественно, в страшном гетто. Мать получает вэлфер, но грозно предупреждает сыновей: это временная мера, а не образ жизни. Вам надо лезть наверх, детки.

Детям не разрешается никуда ходить, не разрешатся гонять на улице. После школы - марш домой, дети запираются в квартире. Три часа в день они должны читать, каждый день писать сочинение. За непослушание мать колoтит близнецов, как сидорову козу, не разбирая, кто конкретно провинился.

Мать покупает за двадцать долларов энциклопедию, это громадные деньги. Дети, чтобы увидеть весь мир, читайте энциклопедию.

Родственники толпой пытаются урезонить: тетя Нетти сошла с ума, не разрешает детям бегать и играть на улице. Разве из них вырастут нормальные люди? Отстаньте от моих детей, я знаю, что делаю,- отбрыкивается тетя Нетти.

В восьмом классе близнецам доверено после школы посещать библиотеку. Энциклопедия выучена наизусть. Близнецы делают гигантские успехи. Они поступают в универитет, заканчивают его, и идут учиться дальше. Оба получают докторские степени - один психолог, а другой врач.

Он еще и еврей, тот, который врач. Каким-то образом Павел записался в евреи, напирая на то, что его мама была еврейка, при том, что бабушка была рабыней. Мне совершенно непонятно, как он это провернул. Павел даже закончил в НЙ семинарию, формально имеет звание раввина. Носит кипу и талес, ходит в консервативную синагогу. Имеет двойное гражданство - США и Израиля. Громогласно заявляет, что настоящие евреи были неграми.

Пройдет много лет, и сын-врач отключит свою девяностолетнюю маму от парентерального питания. Она уже месяц умирает без сознания в больнице, и у нее началась гангрена обеих ног. Хирург предлагает ампутацию, но надежды на общее улучшение нет.

Когда-то бодрая семидесятипятилетняя тетя Нетти  сказала детям: детки, когда я в последний раз заболею,  не продлевайте моих мучений. Врач понимает, что сознание давно ушло, и мама покинула свое тело. Маму больше не кормят и не поят, ей дают обезболивающее. В больницу приглашают священника, он совершает последние обряды над умирающей. Тетя Нетти отправляется в мир иной, окруженная толпой родных.

При этом врач Павел громогласный, ревностный республиканец. Ничего не бывает бесплатно, заработай и купи. Здравохранение для всех жителей Aмерики - а кто должен платить? Если ты голоден, ты что, имеешь право поесть в макдональдсе и не заплатить? Такими вопросами он вгоняет поступающих абитуриентов в панику. 

Имеет привычки черного пройдохи - везде опаздывает (время цветного человка), любит накрутить турусы на колеса, плести байки и пустить пыль в глаза. Но кто из нас без недостатков?

Его брат Петр помягче, но они так похожи - два здоровых, очкастых, черных бородатых дядьки, и седина странно растет, как белые рожки в черной гриве. В темном переулке встретишь - перепугаешься. Отличить их можно только по ермолке Павла.

При этом врач он, как я слышала, весьма посредственный. Выше головы не прыгнешь. Хотя чего придираться?

Выдающаяся черная женщина тетя Нетти оставила после себя выдающееся наследие.