October 16th, 2012

День науки

В пятницу в нашем учреждении был день науки. Раз в год бывает, весь год готовимся, чтобы показать достижения. Доклады, постеры, награждение победителей. Все организовано по-нашему убого и криворуко, но хоть так. Есть огромное новое здание, но толпа со своими постерами и докладчиками заперта в одной аудитории, где нет сидячих мест, да и стоячих тоже.

В этот раз решили сэкономить на угощении - готовила тетка из админстрации. Получилось очень вкусно, все домашнее, запеканка, чили, тефтельки, салатики. Фруктов было море. У этой жизнерадостной толстушки есть бизнeс на стороне - она катерер, т.е. готовит профессионально. Но держится за место фул-тайм, работает по бумажной части - здесь медстраховку дают.

Мы сидим с коллегой в углу. Меланхолично поедая соленый огурец, он жалуется на то, что нам всем давно известно. "Денег нет, бюджет NIH опять урежут. Нафиг я подался в эту науку, все борюсь за результаты, жену не вижу. Она у меня бухгалтер, пришла домой в пять, опять же - job security, работа есть всегда.

Домой уехать? А дома жить невозможно, нет. Там такая коррупция, немыслимая. Полиция коррумпирована, люди их боятся, бизнес хочешь иметь - плати всем подряд, в больницу ляжешь - плати, иначе сдохнешь. Приедешь домой, кругом крутые машины, а люди не каждый день едят. Богатая страна, но люди есть такие бедные, такие голодные. Депутаты наши думают только о себе: указом распорядились себе выплатить по девять миллионов долларов.  Была демонстрация протеста, хотя народ и напуган против власти выступать. Но президент распорядился это безобразие отменить - под давлением народа. У вас хоть Путин президент, он борец с коррупцией, скоро он ее изведет." Так рассуждает профессор из Кении, специалист по диагностике рака, отличный дядька. Он до такой степени черный, каких я в америке вообще не встречала, наши черные по сравнению с ним вообще белые.

Постеры - там студенты и резиденты. Толпа жужжит. Моя студентка у постера пользуется успехом, но путается в показаниях.

У постера про вагинальные роды у перенесших кесарево сечение стоит гинеколог-резидент, некий Ибрагим Мухамед. Это арабский молодой человек с бритой головой в золотых очках. Я люблю акушеров. Подхожу к нему, начинаем обсуждать про такие роды, сякие предлежания - толковый парень и любит свое дело. Вдруг он с сомнением смотрит на меня и говорит на чистом русском языке: "Здравствуйте! А вы по-русски говорите?" Я даже рассердилась: "а что же ты со мной все время говорил по-английски?" (услышав вопли на русском языке, шарахнулись в сторону американцы). "А я вашу бирку не вижу, а что за акцент  - не вполне был уверен".  

Оказалось, парень - смесь ливанца с йеменитом. Папа дипломат, служил в Молдавии,  сын там мединститут закончил. Одну резидентуру сделал в Ливане, приехал сюда, сейчас вторую проходит. В Aмерике один, всего два года, да и толком ее не видел, работает сутками.

"Где тебе больше нравится, там или здесь?" Ибрагим говорит без колебаний: "3десь. Жить можно только здесь. Там жить нельзя. Здесь я могу заработать, все что заработаю - мое. В Ливане коррупция, блат, родственные связи. Все зависит от того, кого ты знаешь, кто твоя семья. Мафия. Жить можно только в Америке."

"Ибрагим, а тут недалеко есть русский магазин." "Знаю, я там уже был, купил гречку."

Тут набежали остальные русскоговорящие - радостно, нашего полку прибыло. Люблю америку за интернационал, который превосходит всякую фантазию.

Бухтение злобной училки

Обозревая наш процесс принятия студентов в учебное заведение, терзает меня заковыка, когда вопрос стоит о приеме меньшинств. Я действительно считаю, что должно быть разнообразие и неграм надо давать некоторые преференции. Их предки строили эту страну, а потомки были обнесены при дележке национального пирога. Несправедливо.

Поэтому у них другие критерии приема. Практически у всех черных абитуриентов ниже средний балл и гораздо ниже МКАТ.  Никогда не видела МКАТ выше среднего, который у нас и так ниже плинтуса, если по совести. С низким МКАТом белого абитуриента отбросят, черного - примут.

Но вот какая несправедливость. Потоком идут иммигранты из Африки, причем очень обеспеченые. Вчера типичный студент: родители из Нигерии, здесь стали фармацевтами оба - значит, богатые люди, студент приехал сюда десятилетним. Оценки, как всегда у черных - одно горе. Но все равно он проходит под преференции как недопредставленное меньшинство.

За что ему послабления? Он что, жил в гетто, преодолевал трудности, ходил в жуткую черную школу, питался на фудстемпы, учился на медные деньги? Ни фига подобного! Родители его обеспечены дай бог каждому,  эта страна им ничего не должна, они всего лишь десять лет назад сюда приехали. Таких умников из Африки у нас целый эскадрон, все дети послов, врачей и бизнесменов. И у всех оценки ужасные, но им все равно поступление вне ранжира. За что? Только за цвет кожи, получается.

Кстати, студенты далеко не дураки, уже арабы из Египта стали писать в графе раса: black, or African. Таких комиссия находит и выпалывет, но это же симптом!

Я всегда горой стою  за местных черных, которые лезут вверх, к свету знаний, но это уже абсудрд. Цель программы позитвных действий была скомпенсировать историческую несправедливость, а не дать иностранным балбесам пролезть вне очереди. 

Но с другой стороны, как  будешь разбираться, чей пра-пра- дедушка был рабом, кто здесь сколько живет и кто кому должен? Может, это цена общественного мира и покоя, когда всех, чохом? А уж какие из них получаются врачи, это страх и ужас. Но, может, лучше пусть залечат кого-то на тот свет, чем поднимать бучу или, как говорят в Aмерике, открывать банку с червями?