February 12th, 2013

Дыбристый дыбр

Прямо скажем, пора мне в наш советский колумбарий.

Вышла из класса, вырвалась с общего собрания, и только плюхнулась перед компьютером - в дверь моего кабинета вежливо стучится охранник с ключами и фонарем.

- Мадам, как вы себя чувствуете?

Я в полном обалдении отвечаю, что чувствую себя очень хорошо.

- Да? А кто же вызвал отсюда службу спасения? Кто 911 набирал?

- Боже мой, это я, что ли?

- Ну да, с вашего телефона только что...

Черт возьми, я набирала с рабочего телефона в город через девятку и набрала неправильные цифры, а получилось - 911.

Не радует, что охрана прибежала минут через семь. Если бы действительно была чрезвычайная ситуация - никто бы не выжил.

Кстати, у нас в планах общие учения "псих с винтовкой открыл стрельбу в лекционном корпусе".   Мы весь день не работаем, а будем участвовать в массовых учениях вместе с первыми и вторыми курсами. И классы отменят в этот день! Жаль, я буду на конференции, такую развлекуху пропущу.

Президент обращается к народу

Смотрим ежегодное обращение Обамы. Я понимаю, что он следует положенному ритуалу. Я понимаю, что все это шоу, поставленное опытными режиссерами. Но мне все равно нравится, что  ритуал обставлен очень челoвечно.

В своей речи президент не просто поет дифирамб абстрактному американскому народу, как положено лидеру страны, а обращается к конкретным его представителям.  В зале конгресса присутствуют родители погибшей от шальной пули девочки из Чикаго, стодвухлетняя старуха, которая прождала шесть часов на избирательном участке, полицейский, получивший двенадцать пуль во время расстрела в сикхском храме, медсестра, которая не покинула свой пост у двадцати новорожденных во время урагана Сэнди.

По-моему, это  хорошо, когда власть предержащие на людях ведут себя по-человечески, даже если это просто ритуал. Если дурной пример заразителен, то может, и хороший пример заразителен?