experiment8or (experiment8or) wrote,
experiment8or
experiment8or

Categories:

Учись понимать язык цветов

На нашей улице всего три дома. С одной стороны у нас сосед-еврей, с другой стороны - сосед-араб, а мы посередине, как войска ООН.

Это два восьмидесятилетних старика с женами. Как вы думаете, кто из них милейший человек, а кто фантастическая сволочь?


Кто нас не дает житья и терроризирует постоянными наездами с нечеловеческой наглостью, а кто помогает в трудную минуту, в том числе, отбить наезды?

Кто вызывает полицию, инспекцию, городские службы, кто лезет в мой мусорный бак, чтобы проинспектировать правильность сортировки мусора? Кто звонит в город с жалобой, если мы выставим мусорный бак не в пять часов, а в четыре, если у нас пакеты для мусора неустановленного образца, если на обочину мы выставляем садовые отходы заранее, как весь мирораён вокруг?

Кто вызывает инспектора по борьбе с травой, если у нас на клумбе (не на газоне!) есть непрополотая трава вокруг розовых кустов, а инспектору переть сюда неохота, он верит на слово и по почте влепляет нам штраф? И кто потом идет со мной в сити штаф отбивать?

Кто подкатывает свой мусорный бак в сорокоградусную жару под наши окна, чтобы в ожидании мусоросборника мы насладились амбре и мухами? Кто не сказал нам за всю нашу жизнь ни одного приветливого слова?

А с другой стороны, кто дает нам ключ от дома, когда едет к себе в Ливан, закатывает наш мусорный бак после вывоза мусора, заходит поговорить про жизнь, гоняет работяг, если меня нет дома, одалживает газонокосилку? На кого можно положиться во всем, и в большом, и в малом?

Кто приличный человек, а кто - жуткая гнида?

Догадались, думаю.

Сосед-еврей живет здесь всю жизнь, у него четверо детей, даже один сын - кардиолог в НЙ. У араба тоже дети не лыком шиты, один сын - юрист на госслужбе в столице штата, шишка местного машатаба.

Араб (точнее - друз) приехал сюда четырнадцатилетним, пошел в армию, участвовал в корейской войне, привез жену из Ливана, работал в газете, вышел на пенсию.

Еврей здесь родился, имел бизнес - держал свалку старых машин, т.е. металлолом и кое-какие запчасти, вырастил детей и вышел на пенсию.

Более мерзкой личности, чем сосед-еврей, я не встречала. Может быть, ему западло, что мы рядом с ним купили дом, ведь когда-то моя тетя была няней у его внучки. А может, он просто склочень визгнявый, ведь он со всеми так. И жены мужьям под стать по всем пунктам.

Интересно, что единственный человек, с которым сосед-еврей поддерживает невооруженные отношения - это араб.

Сосед-еврей действует по принципу: "своего не упускай, чужого тем более". Это какой-то райкинский персонаж, товарищ Мордатенков из Волшебной силы искусства, который притеснял старушку на коммунальной кухне.

Вот, например, вопрос парковки. Мы живем в тупике, на тихой улице, вопрос парковки в нашей деревне вообще не стоит. На пустом пространстве можно запарковать весь североатлантический флот с авианосцами и истребителями.

Но нет! Сосед-еврей всегда найдет, как подгадить ближнему.

Из принципа он ставит свои машины только перед нашим домом. Пространство перед его домом должно быть открыто глазу, чтобы всем было видно, какая у него ухоженая трава на газоне, светоч его сердца.

А как же мы? А хрен с нами. Если учесть, что машин у нас шесть, по числу членов семьи, включая кошку, это безумно, безумно неудобно.

За двенадцать лет чего мы только не наслушались. Как барин, он подруливает к нашему крыльцу, ставит машину в аккурат у тропинки к дому, и направляется к себе. Машины у него хорошие - мерседес, лексус, не то что наши.

Мама, в свои семьдесят с лишним, подьежзая к дому, пытается задом запарковать свой здоровенный бьюик, потому что мерседес стоит ровнехонько посередке. Мама очень нервничает, стественно, человек в пожилой, водит недавно. Оставив машину подальше, она плетется с палкой по газону, волочит сумку с продуктами.

Мы закатывали инвалидную коляску - годами - в нашу машину, до которой надо было дойти и дотащить больного, в то время как машины этой гниды торчали у нас под окнами.

Мы, естественно, просили по-хорошему: пожалуйста, ставьте машину перед своим домом, чтобы мы могли ставить перед своим. В ответ получили спесивый отпор: "Здесь свободная страна, я где хочу, там и паркуюсь".

Мама моя человек далеко не робкий, она сказала соседу-еврею: "У вас такая хорошая машина, я вожу недавно, и я очень волнуюсь, чтобы не повредить ваш мерседес в процессе парковки задним ходом".

Сосед-еврей на минуту задумался, но потом его осенило: "У меня есть идея. Если у вас трудности, то вам вообще не надо водить машину. Зачем вам машина? Пусть вас дети возят."

Однажды сосед-еврей начал трезвонить нам в дверь, мы вышли, устало ожидая привычного наезда относительно не того сорта травы на нашем газоне или недостаточно зеленого ее цвета. Сосед был в истерике: "Уберите свой мерзкий металлолом от моего дома!" Имелась в виду наша машина, которая попала в поле его зрения, для его богатого вкуса она недостаточно хороша. Сосед-араб наблюдал со своей стороны улицы, потом сказал:"идиот".

В последнее время сосед-еврей очень сдал. Он тяжело болеет. У него круглосуточно нахотятся сиделки, няньки, мексиканки-уборщицы, микроавтобус и две-три машины его детей.

Но ядовитости он не утратил. Няньки проинструктированы: они ставят машину точно перед нашим крыльцом, перекрывая дорожку к нашму дому. У него есть точно такая же дорожка, но все пространство перед его домом открыто, а перед моим домом стоит шесть машин, грузовик с прицепом и автобус.

Сначала я взялась за нянек: я их подкарауливала, это было страшно неудобно, я же не знаю, когда именно они приходят. Я писала им записки и втыкала под ветровое стекло. "Мэм, здравствуйте, не могли бы вы, мэм, слегка слегка подвинуть вашу машину от моего дома, у меня в доме два старика, они плохо ходят, им трудно идти далеко по траве, а тут такая удобная дорожка, да, спасибо огромное вам".

Няньки и сестры, как предствители гуманной профессии, убирали машины, но они сменялись, и все начиналось сначала. Уборщицы мексиканки плевать на меня хотели, а дети у этой гниды уродились точно в него, и с удовольствием копировали папашу.

Я нашла на помойке оранжевый конус, стала ставить его перед домом, они уносили конус под покровом ночи, закидывали его в кусты.

Жизнь стала очень нервной, я потеряла покой и боялась заходить к себе домой.

Мама в темноте упала перед домом, разбила лицо, машина стояла далеко, и я уже - каюсь - желала, чтобы эта феерическая сволочь скорее отдала концы и освободила нас от флотилии нянек.

Они специально делали назло, из принципа и из спеси. Формально же эта гнида не нарушает никакого закона, но в итоге мы не можем спокойно приблизиться к своему дому!

В итоге пришлось нам бить его его же оружием. Есть у нас старая машина, двадцатилетней давности. Ее нам продал угрюмый подозрительный сельский реднек: в избе на стене висели ружья и головы пучеглазых оленей с рогами, и, пересчитывая, наши деньги, он непрерывно ругал негров.

Машина - старый хлам, насквозь проржавевший, но почему-то она еще жива и ездит. Когда сын начал копаться, оказалось, что пятнадцать лет назад нам продали криминальный гибрид. На ней стоит мотор от кадиллака и трансмисссия от бьюика класса люкс. Определить ее видовую принадлежность не представляется возможным, так же как и пробег: скручен спидометер.

Неудивительно, что все детали, вся электрика, все шланги и провода давно сгнили, но сама машина на ходу и крепка, как танк.

Под покровом ночи мы вывели с драйвея орудие борьбы - своего зеленого монстра и запарковали его в аккурат перед домом соседа. И поставили рядом нашу тоётку, вполне приличную, но это же не лексус и не мерседес!

И душа поэта не вынесла. Сосед не смог перенести такого оскорбления. Чтобы перед домом его крутейшества стоял разбитый хлам и плебейская тоетка?

Он немедленно убрал все машины. Вот уже вторую неделю, впервые за двенадцать лет, мы наслаждаемся свободным подьездом к своему дому. Они паркуют их - да, естественно, на территории других соседей, но нас они оставили в покое.

Мой муж хочет продать машину-развалюху, но я очень против. Много за нее не выручишь, а как оружие пролетариата в борьбе со сволочами она вполне сгодится. Хотя, как у пролетария, рука моя так и тянется к булыжнику.

Tags: американская жизнь, дом, евреи, поубивала бы!
Subscribe

  • Спать хочется

    Пошли сегодня на пляж, чтобы искупаться и поспать. Просто сил нет, какая усталость. Думала, свалюсь на берегу и вздремну. Сели, так чтобы ото всех…

  • Hundreds at Leading New York Hospital Call for 'Culture Shift'

    Вот статья про Маунт Синай, Medscape Medical News, May 17, 2019 Беспрецедентено и количество подписантов под жалобой, и их высокие академические…

  • Наукообразность

    Учебный процесс - не место для науки, и я с большой неприязнью отношусь к "educational scholarship". Но от нас требуют научной работы,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 92 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Спать хочется

    Пошли сегодня на пляж, чтобы искупаться и поспать. Просто сил нет, какая усталость. Думала, свалюсь на берегу и вздремну. Сели, так чтобы ото всех…

  • Hundreds at Leading New York Hospital Call for 'Culture Shift'

    Вот статья про Маунт Синай, Medscape Medical News, May 17, 2019 Беспрецедентено и количество подписантов под жалобой, и их высокие академические…

  • Наукообразность

    Учебный процесс - не место для науки, и я с большой неприязнью отношусь к "educational scholarship". Но от нас требуют научной работы,…