experiment8or (experiment8or) wrote,
experiment8or
experiment8or

Categories:

Ко дню Победы: "И как-то мы выжили"

Милый старичок Руди Розенберг на всех научных конференциях сидит у будки своей химикатной компании. У Руди элегантная внешность, обходительные манеры и очень легкий акцент. Через много лет я решилась спросить: "откуда Вы?"

"Я родился в Бельгии, - сказал Руди. Мне восемьдесят два года".



Я осторожно спросила, откуда в Бельгии фамилия Розенберг. У меня есть родственники с такой фамилией.

Руди, как это обычно бывает, не поверил, потому что моя внешность обманчива для других евреев. Они меня не признают. Поэтому Руди внимательно рассмотрел меня, потрогал мои волосы и пощупал уши.
"У тебя не еврейские уши, - сказал Руди. Во время оккупации немцы определяли евреев по ушам".

Оказалось, Руди - один из "спрятанных детей", детей Анны Франк.


Во время войны они 27 месяцев прятались от немцев в подвале. Руди говорит: "Я не верю в бога. Мы спаслись. А что же с остальными шестью миллионами. Чем был занят бог? Двадцать лет я не хотел быть евреем, и скрывал, что я еврей.  Когда я попал в Израиль в 1978 году, все встало на свои места."

Руди  рассказывал мне о своем детстве, он прекрасный рассказчик, в светлом уме и  твердой памяти. Это потрясающая, уникальная, невероятная жизнь. Там было все - детство, война, любовь, измена, страшные приключения, спрятанное сокровище. Там перемешались добро и зло. Слава богу, в этой истории не было предательства.

Мать Руди была родом из Германии, а отец из Польши. Родители жили очень плохо, но в католической Бельгии развод был практически невозможен. Мать любила мужчин, отец любил женщин.

Отец Руди был спекулянт и авантюрист, шахер-махерщик высшей пробы, делец и карточный игрок. Он сказочно разбогател в начале войны. Через знакомого немецкого армейского чина он добыл генеральный подряд на поставку железных скобок на ботинки для немецких солдат, это такая железячка, которая набивается на носок для прочности. Гитлер готовился напасть на Советский Союз, и нужны были миллионы ботинок.  "Все немцы, убитые в России - на них ботинки моего отца"- замечает Руди.

Евреев в Бельгии не трогали, потому что Бельгийская королева Елизавета заступилась за своих подданых. Но потом евреев стали арестовывать и  делать с ними то, что немцы обычно делали с евреями.

Любовником матери Руди был эсэсовец, ответственный за депортацию евреев. Он и предупредил мать о готовящейся акции: "через три недели мне придется вас арестовать".  Сначала хотели всей семьей уйти через границу.

"Вы далеко не уйдете с мальчиком,"- сказал эсэсовец. У него еврейские уши, его заметно". Родители нашли хирурга, он прооперировал ребенку мочку уха. Потом этого хирурга отправили в Освенцим, там его заставили оперировать еврейских детей, потом и его уничтожили.

Бежать через границу было уже поздно. Знакомые, которые отправились в Швейцарию, сгинули бесследно. Может, их выдал проводник, а может, швейцарцы на границе вернули их немцам. Сначала семья скрывалась в горах, но в Арденнах шлa война, и они решили уйти в подполье, потому что иного выхода не было.  

Перед приходом немцев отец Руди превратил все свои деньги в золото и ювелирные украшения. Отец и сын заложили драгоценности в три обрезка трубы, которые зарыли в подвале, где потом отец Руди прятался от немцев.

Сначала детей - Руди и его сестру -  скрывали в католическом монастыре, когда родители уже сидели в подвале. Но потом это стало слишком опасно - поползли слухи, что две сироты из монастыря почему-то не ходят в деревенскую школу. Руди и его сестру переправили к отцу в Брюссель, в подвал.

Двадцать семь месяцев, пока англичане не освободили Брюссель в сентябре 1944 года, Руди и его семья скрывались в подвале.  За то, что их прятали, они помесячно платили солидную по тем временам сумму денег хозяевам подвала.  

Отношения между матерью и отцом были настолько ужасные, что мать, которая тоже сидела в подвале, но у других хозяев, потребовала отдать ей мальчика. Она всерьез боялась, что муж может выдать ее немцам. Сын нужен был ей, как живой щит.  "Когда между супругами плохие отношения, - философски говорит Руди, - всякое может случиться".

Дом был в виде четырехугольника, в одном крыле жили старик со старушкой (и Руди с матерью), а в трех других постройках располагались немцы - солдаты и армейские учреждения.  Никто не заметил евреев в подвале.

Руди с матерью посидели в подвале вплоть до самого освобождения Брюсселя в сентябре 1944 года.  По нашим понятиям, они сидели в царских условиях. У них была отдельная комната, кровать, туалет и раковина с холодной водой. Их кормили. У них был радиоприемник, который ловил бибиси - каждые пятнадцать минут передавали сводку на разных европейских языках.  "Гитлер все обещал, что возьмет Сталинград в любой момент, когда захочет, но мы были счастливы, потому что мы знали - Сталинград стоит, русские стоят".

За три года он ни разу не надевал обувь, чтобы не было слышно детских шагов. И одежда им тоже была не нужна, он проходил три года в пижаме и халате. Окна были забиты досками и завешены одеялом, но можно было подползти к окну и слушать немецкую речь.  Иногда Руди аккуратно подглядывал на улицу через крохотную щель, потом это дважды спасало им жизнь.

Как они проводили время? Они спали. Руди говорит, что спали они невероятно много. Он проводил время в обьятиях матери. Она была чересчур откровенна: "Ты нежеланный ребенок. Ты совсем некрасивый". Были настольные игры.

Ночью в подвал спускались старики, хозяева дома, чтобы поиграть в карты. Хозяин был такой же азартный игрок, как и отец Руди. "Они всегда жульничали в карты", - с обидой говорит Руди. Но мы должны были делать вид, что ничего не замечаем".

Хозяка держала на руках маленькую собачку-папильона. Она скармливала собачке сахар и конфеты. Хозяйка ни разу не предложила сладкое мальчику. "Нас достаточно кормили, - обьясняет Руди: селедка и брюква. Мы не голодали. Но мы за всю войну не сьели ни одного кусочка сахара - все доставалось собачке."

И однажды они с матерью совершили ужасный поступок.  Хозяева как-то отлучились в комендатуру на несколько часов, и пленники выскользнули из подвала, ползком залезли по ступеням наверх и избили собаку, которая оставалсь в доме одна. Это был не просто дикий поступок, это был очень опасный поступок: a если бы узнали хозяева? У пожилой пары не было детей, и собака была им вместо ребенка. "Мне стыдно, это едва ли ни худший поступок моей жизни, " - говорит Руди, - и  моя мать была зачинщицей этого безобразия". Потом они испугались: когда хозяева снова придут в подвал, как поведет себя собака? Но собака вела себя как ни в чем не бывало.

За все это время Руди ни разу не вышел на улицу. Но однажды зимой, после редкого в Брюсселе снегопада, когда они еще сидели вместе с сестрой и отцом, ребенку страшно захотелось увидеть снег. После полуночи Руди подполз к доскам, заколачивающим подвал, отодвинул одеяло, отодвинул доски, просунул руки и набрал пригоршню снега. Он принес комок снега в подвал и долго смотрел, как он тает в раковине. Это был единственный раз, когда он почти вышел на свободу.

Перед самым концом войны Руди и его мать были на волосок от смерти - немцы спустились в ним подвал. Руди как раз наблюдал в щель между досками, как к ним направляются немецкие сапоги. Немцы застали хозяев врасплох, и им пришлось впустить их в подвал. Союзники наступали, и немцы хотели пробить в подвале сквозные ходы, чтобы сообщаться с остальными строениями - для будущих уличных боев.

Мать и сын успели спрятаться в туалете, там была полупрозрачная дверь из матового стекла. Немцы зашли, осмотрели помещение, им не показалось странным, что в подвале явно кто-то живет. Конец войны, не до того уже было.  Эти несколько минут, пока они неподвижно сидели на полу, сердце у Руди так билось, что он не понимает - как немцы не услышали этого грохота?

Потом немцы ушли, но Руди уже не отходил от щели в досках. Это спасло им жизнь во второй раз, потому что через несколько дней немцы вернулись, и они опять прятались в туалете, и опять грохотало сердце, и опять их не заметили за стеклянной дверью.

А потом уже было не до уличных боев, начались бомбардировки союзников, - значит, освобождение было близко. "Ни разу,- говорит Руди, - мне не пришла в голову мысль, что нас могут убить бомбы. Мы боялись, что нас найдут немцы, но бомб мы не боялись".

Потом было освобождение, и в первый день, когда улеглась стрельба, Руди сделал то, о чем он мечтал - он надел одежду, надел ботинки, вышел на улицу и сел в трамвай. И в трамвае какой-то верзила ткнул в него пальцем и заорал:" Жид? Как же они тебя не прикончили?" Руди ударил его, но он был мал, он не дотянулся до фииономии, только сбил с него шляпу.

Руди выскочил из трамвая и побежал к матери в подвал. В этот момент, сказал Руди, я понял: надо уезжать в Америку. Америка - вот где нам место.

Так вот. Что меня больше всего поражет в этой истории  что множество людей знали о семье евреев из подвала, и никто их не выдал. Хозяева регулярно получали за это деньги, но они тоже рисковали жизнью. Знали в монастыре, где прятали детей. Знал нотариус, которому отец оставил свое имущество для постепенной распродажи. Знали две любовницы отца, бельгийские девушки, которые, собственно, продавали имущество и передавали деньги двум хозяевам, плюс часть шла подпольщикам из бельгийского сопротивления. Знали даже в больнице - у сестры случился приступ аппендицита, и ее проопериривал в госпитале врач, связаный с сопротивлением.  Все обратили внимание на смертельную бледность ребенка, но никто не выдал.

Даже побитая ими собака, и та не выдала, не тявкнула.

А что же случилось с зарытым сокровищем? После освобождения отец Руди откопал драгоценности. Он чувствовал, что он волен жить по-старому, потому что свою семью он спас, исполнив  моральный долг. Всего через три месяца отец проиграл все сокровище, до последней копейки, он был игрок и картежник, только он был плохой игрок. Они снова были нищие.

Из восьмидесяти членов семьи Руди только восемь пережили войну. Бабушка погибла в Освенциме.

"Руди, а если бы вы не платили вашим хозяевам, стали бы они вас прятать?"

"Конечно, нет, - сказал Руди. Бесплатно и бескорыстно спасали евреев только в католических монастырях".

"Руди, - спросила я, - у вас были деньги, чтобы платить за свое спасение. Что случилось с теми людьми, у которых не было денег?"

Руди вздохнул и просто сказал: "Они пошли в Освенцим".

*****

Если вы хотите, чтобы Руди Розенберг приехал к вам в школу или в университет, и рассказал свою историю, сообщите мне, я дам его координаты. Он много ездит, есть специальное агенство, Hidden children speakers bureau, но он может приехать и сам.  Руди потрясающий расказчик, у него была бурная жизнь, он воевал, он не имеет вообще никакого образования, он создал приличных размеров химическую компанию. Он написал подробную книгу, и пишет другую. Руди элегантен и ужасный любитель женщин, видимо, как и его отец. Пока он есть на свете,  пока есть, кому рассказывать, послушайте его.

"И как-то мы выжили" - название книги Руди Розенберга.


Tags: война, дети, евреи, милосердие
Subscribe

  • Штицель - сезон 3

    Третий сезон Шитцеля вышел на нетфликс. Начали вчера смотреть, словно дорогие родственники вернулись. Из-за этой семьи иерусалимских ортодоксов…

  • Кино: "Одесса" Тодоровского, 2019 год

    Вообще ничего не поняла. Смотрела, как Киса на "Женитьбу" в Театре Колумба. И не говорите мне за холеру в Одессе. Фильм очень озадачивает,…

  • Кино: Сериал "Брежнев"

    Сериал сделан в формате "Один день из жизни Леонида Ильича". Фильм 2005 года, сейчас бы такое вряд ли сняли. Ощущение времени быстро…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Штицель - сезон 3

    Третий сезон Шитцеля вышел на нетфликс. Начали вчера смотреть, словно дорогие родственники вернулись. Из-за этой семьи иерусалимских ортодоксов…

  • Кино: "Одесса" Тодоровского, 2019 год

    Вообще ничего не поняла. Смотрела, как Киса на "Женитьбу" в Театре Колумба. И не говорите мне за холеру в Одессе. Фильм очень озадачивает,…

  • Кино: Сериал "Брежнев"

    Сериал сделан в формате "Один день из жизни Леонида Ильича". Фильм 2005 года, сейчас бы такое вряд ли сняли. Ощущение времени быстро…