experiment8or (experiment8or) wrote,
experiment8or
experiment8or

Category:

Пространство и время - дураки и дороги

Мы дома, и даже чемоданы наши прибыли через три дня после нашего прилета в целости и сохранности. Перелет...ох, не надо о грустном, мы уже понимаем, что авиабилет с расписанием и выбранным местом - это чистая условность и даже авиакомпания может оказаться совершенно иной.

Я тоскую и сын тоскует. Это любовь. У нас на работе были три сотрудницы, они переехали из Германии, потому что их мужья, ядерные физики, не могли там продвигаться, а в Америке они пробились и поднялись. Жены следовали за мужьями, но они все, как одна, тосковали о Германии. Я не понимала - что им не хватет в америке? Сейчас поняла. В Германии хорошо европейцу, там нам удобно и как-то человечнее жить.

Для меня потрясение от поездки в старый свет такое же, как когда-то от переселения в новый свет.  Мои записки - сумбур вместо музыки, это для себя, чтобы не забыть. Это мои впечатления, неполные и односторнние.

Передвигаясь по Европе, я произвожу впечатление тяжело пьяного человека.  Себя я чувствую словно в чужих очках с сильными диоптриями. Я все время промахиваюсь. Я все время стукаюсь - вся в синяках. Все время кого-то задеваю, чуть не падаю, подворачиваю ноги, с размаху влепляюсь в предметы. В Европе иная размерность всех предметов - от чайной ложечки до электровоза. Другой шаг, другой масштаб. В эту размерность я  не вписываюсь, хотя она ближе к той нашей, родной, которую тело напрочь забыло и больше не ощущает.

Общественный транспорт потрясает. Это не другой век, это другая галактика. Трамвай, автобус, У-бан (метро), С-бан (городская электричка) ходят часто и везут далеко. Транспорт везде, на каждом углу и на каждой улочке, трамваи идут друг за другом. На остановках табло - какой трамвай или поезд и через сколько минут будет. Сказано через три - будет через три. Поэтому местные жители беспокойно перзваниваются: Мама, трамвай придет через восемь минут, я не расчитала, немного опоздаю.

При входе в метро нет турникетов! Купи билет в автомате и езжай с чистой совестью, никаких препонов и препятствий. Привыкнув к Вашингтонскому метро, где билетик в турникет надо совать не только на входе, но и на выходе, я сперва дико озиралась в поисках контролеров. Разные варианты билетов - на одну поездку, на целый день, в разные зоны, баварский билет, билет со штрихами .

И в метро и в автобус  можно с собаками! Если бы я там жила, я завела бы себе небольшую умную собачку, чтобы покупать на нее билетик и ездить с ней в метро на прогулку в пригород.

Города распланированы как-то по-советски, по нашему, Берлин вообще напоминает Москву. Американские города не ложатся мне на душу, я могу заблудиться даже в Манхеттене, где я никогда не ездила в метро одна. Но даже с моим географическим идиотизмом, - а я могу заблудиться даже в собственных мыслях и чувствую себя голубем в мощном электромагните - я свободно передвигалась совершенно одна и ни разу не заблудилась и не потеряла ориентировку. Устроено все - разумнее не придумаешь, понятно даже мне. Опять же пространство располагается, как в наших родных городах, и мозг быстро вспоминает.

Немецкие города компактны, транспорт обилен, транспортная сеть густа и насыщена. От этого происткает смещение понятий "далеко-близко" в умах местных жителей. Расстояния, которые преодолевает транспорт, кажится перувеличенно огромными. "Страшно далеко, куда же ты попрешься в такую даль" означает полчаса на С-бане и десять минут на автобусе. "Это очень, очень далеко" - увещевал меня мой дядюшка. Оказалось, это с той же трамвайной остановки девять минут в другую сторону.  "Ехать час" - значит ехать полчаса. Да и что можно ожидать от людей, для которых 6-часовое путешествие в Париж - эпохальное событие. Америка - большая страна, похожая по масштабам на Россию. Наше "у нас недалеко горы, всего пять часов езды" вызывает ступор. У них горы в часе езды. В пяти часах езды у них три других государства.

С другой стороны, расстояние, преодолеваемое пешком, занижается. "Чуть-чуть пройти" - значит полтора километра в гору со ступеньками. "Пешком рядом" - никак не меньше километра по булыжной мостовой. Не доверяйте оценкам местных жителей, они у них смещены.

Велосипедисты - о, погибель моя. Их количество сравнимо с количеством автомобилей, причем автомобильный трафик весьма слаб по американским стандартам даже в час пик. Во многих местах велодорожки совмещены с тротуарами, т.е. тротуар широкий и часть выделена под велосипеды. Пешеходный переход тоже частично велосипедный. Это разумно, так как вероятность серьезных последствий от столкновения велосипеда с пешеходом гораздо ниже, чем от столкновения велосипеда с автомобилем. Но привыкнуть к этому просто невозможно! Сколько раз меня выдергивали из-под колес велосипеда, потому что я никак не могу привкнуть, что тротуар не лично мой. Mama, are you trying to get yourself killed?

Велосипедисты не сигналят, они молчаливо прут в избранном направлении, не издавая ни звука, даже когда наезд неизбежен. Эта особенность национального характера разительно контрастирует с американской предупредительностью и боязнью нанести вред другому человеку. Американский велосипедист сигналил бы и вопил, как резаный, где немец, стиснув зубы, прет напролом, обьезжая меня, выписывающую кренделя на тротуаре.

Интересно, что мы ездили на скоростном ICE "буллет трэйн" поезде, и он сломался. Ночью в чистом поле под Магдебургом мы простояли полтора часа без света.   Слово "эвакуирен" из динамика я поняла без знания немецкого. В конце концов подогнали поезд на параллельный путь, перекинули мостки между вагонами и пассажиры с чемоданами пошли по этим хлипким мосткам. В вагоне были русские, они пессимистично сообщили, что поезда ломаются довольно часто. Друг сына точно так же застрял и они разминулись. За опоздание поезда мы получили компенсацию в размере 25% стоимости билета. И в самом поезде нам предложили в качестве компенсации бесплатные напитки - сын схватил пиво за себя и за меня.
Да, и в каждом вагоне туалет - какой комфорт!

Нам повезло - нас покатали на машине по автобану. Первое потрясение: Германия внутри пустая, т.е сельхозугодья: колыхались хлеба и особенно кукуруза. Я-то представляла ее плотно застроенной домиками с черепицей! Но нет, пусто внутри, от населенного пункта до населенного пункта довольно приличное расстояние. Ограничения скорости на многих дорогах нет, а где есть, скорость достаточно велика. Поэтому проблемы сына с хождением по судам за превышение скорости в Германии не имеют физического смысла. Машины маленькие, юркие, наши американские авто здесь представляются бронтозаврами. Да, еще потрясение: большинство такси на дорогах - мерседесы. Впервые в жизни ездила в мерседесе с турецким таксистом.

Так что пока все о пространнстве и дорогах. Продолжение следует.
Tags: Германия, путешествия
Subscribe

  • Life imitates art

    Нашу старую книжку "Практическая грамамтика языка иврит" купил человек по имени Иван. Давай, Ванька, не робей, признавайся, что еврей.

  • Netflix: Prosecuting the evil /Наказывая зло

    Бен Ференц - последний оставшийся в живых прокурор Нюренбергского процесса. Когда снимался фильм, ему было 98, а сейчас ему 101. Он адвокат,…

  • Кино: котик по имени Брокколи

    Котки - это анитстресс. Люблю видео о котиках. Обычно видео с котами делается в документальном ключе: котики играют, хозяин снимает, нарезку из…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments

  • Life imitates art

    Нашу старую книжку "Практическая грамамтика языка иврит" купил человек по имени Иван. Давай, Ванька, не робей, признавайся, что еврей.

  • Netflix: Prosecuting the evil /Наказывая зло

    Бен Ференц - последний оставшийся в живых прокурор Нюренбергского процесса. Когда снимался фильм, ему было 98, а сейчас ему 101. Он адвокат,…

  • Кино: котик по имени Брокколи

    Котки - это анитстресс. Люблю видео о котиках. Обычно видео с котами делается в документальном ключе: котики играют, хозяин снимает, нарезку из…