Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Германия дубль два. Еда

Кормят в Германии хорошо и много, и по американским меркам недорого.  Пиво, мясо, выпечка - основы немецкой кухни. Лично мне было тяжко, я ничего этого не ем (и не пью). Кроме выпечки и пива, остальное на вкус не очень.Collapse )

Германия дубль два. Базарное

Еда
Кормят в Германии очень хорошо. Но это отдельная тема, которую надо развивать по городам. Где, как и чем.

Покупки
Все торговые точки любого направления закрываются в восемь и не работают в воскресенье, включая продуктовые, промтоварные, аптеки, телефонные ларьки и мелкие лавочки. Умри все живое, а у них выходной. Исключение составляют некоторые рестораны и кафе, открытые и в выходной, и после восьми, и киоски с выпечкой в переходах и на станциях метро. Уже хорошо, уже прогресс.

Collapse )

Руководство для желающих похудеть и считающих калории

Этот пост написан моим мужем, рассудительным человеком с аналитическим складом ума. Прошу!

Считается, что для похудения необходимо, чтобы приход энергии через еду был меньше, чем расход. О расходе я говорить здесь не хочу, меня интересует приход и как его измерять.

Общепринятой практикой является измерение в калориях (строго говоря, это так называемые большие калории или килокалории). Из курса физики мы помним определении калории, как количества тепла, достаточного для нагрева килограмма воды на один градус, и из интернета я  узнаю, что для поддержания моего веса мне надо съедать около 2500 калорий, а чтобы вес сбросить - надо 2000 калорий.

Тут у меня возникает внутренний протест - от слова "калория" пахнет бойлерной, а эти тысячи навевают мысли о зарплатах, квартплатах, старых машинах и прочих антигуманных материях. Нужен то, что называют "человеческий фактор" - простая понятная система, удобная для счёта на пальцах. Короче, нужна новая единица взамен бездушной калории.

Я долго размышлял о том, что взять за эталон, пока меня не осенило - пиво! Пиво знают все, любят и пьют почти все, и уж точно оно ближе к нам, чем нагревающаяся зачем-то на один градус вода. А раз так, то вот моё предложение - взять за эталон бутылку пива и все расчёты вести в бутылках. Измеряем же мы мощность в архаических лошадиных силах - а чем хуже бутылка пива?

Раз уж мы говорим об эталоне - за единицу возьмём самую стандартную бутылку самого стандартного пива - 12 - унциевый Budweiser, тот, который в упаковке по 6 штук. Наш эталон содержит 145 калорий, вот эти 145 калорий отныне равны единице.

Отсюда первое наблюдение: если питаться одним пивом, то для поддержания веса мне надо 2500/145 = 17, а для похудения 2000/145 = 14 бутылок в день. Сразу уже видны преимущества новой системы. Представить 2500 калорий сложно, а 17 бутылок - да вот они!

Стал изучать таблицы калорий и нашёл, что упаковка из 6 бутылок = 1 арбуз = 2 ананаса = 1 шоколадка. Выбирай.

Измерять в пиве вообще интереснее. Так 1 бутылка = 5 морковок = 13 помидоров = 10 огурцов = 2 яйца = 2 конфеты. Съел 200 грамм хлеба - это как выпил две бутылки. Поход в макдональдс (бигмак, большая картошка и кола) дают 9 1/2 бутылок, одна средняя пицца = 18 бутылок. Кстати, заправка салата маслом или соусом - то же, что выпить 1-2 бутылки.

Можно продолжать и дальше, и в идеале я вижу большую таблицу калорийности в новых стандартных единицах.

Дежурный пост новогодний

Pусский писатель Татьяна Толстая - о дне первого января.

http://tanyant.livejournal.com/2010/01/0
2/                                      

                                                                     ПУСТОЙ ДЕНЬ

        Это утро не похоже ни на что, оно и не утро вовсе, а короткий обрывок первого дня: проба, бесплатный образец, авантитул. Нечего делать. Некуда идти. Бессмысленно начинать что-то новое, ведь еще не убрано старое: посуда, скатерти, обертки от подарков, хвоя, осыпавшаяся на паркет.
       Ложишься на рассвете, встаешь на закате, попусту болтаешься по дому, смотришь в окно. Солнце первого января что в Москве, что в Питере садится в четыре часа дня, так что достается на нашу долю разве что клочок серого света, иссеченный мелкими, незрелыми снежинками, или красная, болезненная заря, ничего не предвещающая, кроме быстро наваливающейся тьмы.                  
       Странные чувства. Вот только что мы суетились, торопливо разливали шампанское, усердно старались успеть чокнуться, пока длится имперский, медленный бой курантов, пытались уловить и осознать момент таинственного перехода, когда старое время словно бы рассыпается в прах, а нового времени еще нет. Радовались, как и все всегда радуются в эту минуту, волновались, как будто боялись не справиться, не суметь проскочить в невидимые двери. Но, как и всегда, справились, проскочили. И вот теперь, открыв сонные глаза на вечерней заре, мы входим в это странное состояние – ни восторга, ни огорчения, ни спешки, ни сожаления, ни бодрости, ни усталости, ни похмелья.
       Этот день – лишний, как бывает лишним подарок: получить его приятно, а что с ним делать – неизвестно. Этот день – короткий, короче всех остальных в году. В этот день не готовят - всего полно, да и едят только один раз, и то все вчерашнее и без разбору: ассорти салатов, изменивших вкус, подсохшие пироги, которые позабыли накрыть салфеткой, фаршированные яйца, если остались. То ли это завтрак – но с водкой и селедкой; то ли обед, но без супа. Этот день тихий: отсмеялись вчера, отвеселились, обессилели.
       Хорошо в этот день быть за городом, на даче, в деревне. Хорошо надеть старую одежду с рваными рукавами, лысую шубу, которую стыдно людям показать, валенки. Хорошо выйти и тупо постоять, бессмысленно глядя на небо, а если повезет – на звезды. Хорошо чувствовать себя – собой: ничьим, непонятным самому себе, уютным и домашним, шестилетним, вечным. Хорошо любить и не ждать подвоха. Хорошо прислониться: к столбу крыльца или к человеку.
       Этот день не запомнится, настолько он пуст. Что делали? – ничего. Куда ходили? – никуда. О чем говорили? Да вроде бы ни о чем. Запомнится только пустота и краткость, и приглушенный свет, и драгоценное безделье, и милая вялость, и сладкая зевота, и спутанные мысли, и глубокий ранний сон.
       Как бы мы жили, если бы этого дня не было! Как справились бы с жизнью, с ее оглушительным и жестоким ревом, с этим валом смысла, понять который мы все равно не успеваем, с валом дней, наматывающим и наматывающим июли, и сентябри, и ноябри!
        Лишний, пустой, чудный день, короткая палочка среди трех с половиной сотен длинных, незаметно подсунутый нам, расчетливым, нам, ищущим смысла, объяснений, оправданий. День без числа, вне людского счета, день просто так, - Благодать.

А вы как провели пустой день?
tanyant.livejournal.com/2010/01/02/

Прививка

Когда мой двоюродный брат был маленький, он подолгу жил в нашей семье, потому что его мать тяжело болела. У него и сейчас, когда его собственная мать умерла, осталась как бы вторая мать - моя мама.

И мой папа любил на кухне выпить жигулевского пива. А ребенок ходил вокруг стола с живейшим интересом. И даже тоже однажды попросил попробовать пива. Моя мама взяла чашечку, налила пива на донышко и сказала брату:"Ты сразу не пей, понюхай сначала".

Ребенок чашечку взял, понюхал, скривился жутко, и возгласил: "Какая гадость! Это ваше пиво хуже димедрола".
А потом подумал и еще сказал: "Если это пиво, то представляю, какая гадость водка!"

Мой брат и по сей день почти не пьет спиртного.

(Навел на мысль : Parovoz)


С Новым годом всех!

Великий русский писатель Татьяна Толстая - о дне первого января.

http://tanyant.livejournal.com/2010/01/02/                                      

                                                                     ПУСТОЙ ДЕНЬ

        Это утро не похоже ни на что, оно и не утро вовсе, а короткий обрывок первого дня: проба, бесплатный образец, авантитул. Нечего делать. Некуда идти. Бессмысленно начинать что-то новое, ведь еще не убрано старое: посуда, скатерти, обертки от подарков, хвоя, осыпавшаяся на паркет.
       Ложишься на рассвете, встаешь на закате, попусту болтаешься по дому, смотришь в окно. Солнце первого января что в Москве, что в Питере садится в четыре часа дня, так что достается на нашу долю разве что клочок серого света, иссеченный мелкими, незрелыми снежинками, или красная, болезненная заря, ничего не предвещающая, кроме быстро наваливающейся тьмы.                  
       Странные чувства. Вот только что мы суетились, торопливо разливали шампанское, усердно старались успеть чокнуться, пока длится имперский, медленный бой курантов, пытались уловить и осознать момент таинственного перехода, когда старое время словно бы рассыпается в прах, а нового времени еще нет. Радовались, как и все всегда радуются в эту минуту, волновались, как будто боялись не справиться, не суметь проскочить в невидимые двери. Но, как и всегда, справились, проскочили. И вот теперь, открыв сонные глаза на вечерней заре, мы входим в это странное состояние – ни восторга, ни огорчения, ни спешки, ни сожаления, ни бодрости, ни усталости, ни похмелья.
       Этот день – лишний, как бывает лишним подарок: получить его приятно, а что с ним делать – неизвестно. Этот день – короткий, короче всех остальных в году. В этот день не готовят - всего полно, да и едят только один раз, и то все вчерашнее и без разбору: ассорти салатов, изменивших вкус, подсохшие пироги, которые позабыли накрыть салфеткой, фаршированные яйца, если остались. То ли это завтрак – но с водкой и селедкой; то ли обед, но без супа. Этот день тихий: отсмеялись вчера, отвеселились, обессилели.
       Хорошо в этот день быть за городом, на даче, в деревне. Хорошо надеть старую одежду с рваными рукавами, лысую шубу, которую стыдно людям показать, валенки. Хорошо выйти и тупо постоять, бессмысленно глядя на небо, а если повезет – на звезды. Хорошо чувствовать себя – собой: ничьим, непонятным самому себе, уютным и домашним, шестилетним, вечным. Хорошо любить и не ждать подвоха. Хорошо прислониться: к столбу крыльца или к человеку.
       Этот день не запомнится, настолько он пуст. Что делали? – ничего. Куда ходили? – никуда. О чем говорили? Да вроде бы ни о чем. Запомнится только пустота и краткость, и приглушенный свет, и драгоценное безделье, и милая вялость, и сладкая зевота, и спутанные мысли, и глубокий ранний сон.
       Как бы мы жили, если бы этого дня не было! Как справились бы с жизнью, с ее оглушительным и жестоким ревом, с этим валом смысла, понять который мы все равно не успеваем, с валом дней, наматывающим и наматывающим июли, и сентябри, и ноябри!
        Лишний, пустой, чудный день, короткая палочка среди трех с половиной сотен длинных, незаметно подсунутый нам, расчетливым, нам, ищущим смысла, объяснений, оправданий. День без числа, вне людского счета, день просто так, - Благодать.

А вы как провели пустой день?
tanyant.livejournal.com/2010/01/02/

О, загадочная русская душа!

Посвящается parovoz

Прилетели мы в штаты 8 июля. В нашей местности это гарантировано +35, а в момент нашего прибытия было +40. Мы уежали из Москвы когда там было +12. Причем все теплое что не уместилось в чемодан, было надето на нас.

Полет с годовалым ребенком продолжался 24 часа с пересадками. Это было путешествие в один конец, как на тот свет: оттуда не возвращаются. Когда нибудь я опишу этот полет, просто чтобы сын знал, хотя у меня большие сомнения, что он сможет или захочет это прочесть. 

У нас было по два чемодана на человека, из 4 чемоданов один был набит подгузниками, а другой - книгами и конспектами.

Молочных смесей не было, памперсы еще не изобрели, места на ребенка не полагалось. Люльки тоже не полагалось. Мой сын орал у меня в руках, заглушая авиационные двигатели. Мне было жаль весь остальной самолет: я-то хоть от своего дитяти с ума схожу, а они за что?

В аэропорту JFK  нас встречала моя троюродная сестра из НЙ.

Деньги? - спросила она,- вы привезли деньги? В Америке без денег нечего делать.

Моя сестра Любка знала о деньгах все. Она работала нянькой за 2 доллара в час в ортодоксальной еврейской семье. Начинала с 7 детей, потом число их увеличилось до 11.

Collapse )