Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Откройте глаза

Вы смотрите Зулейху? Я смотрю Зулейху, каждый день смотрю.
Сиделка смотрит, рыдает. Говорит, у Зулейхи показан форменный санаторий на Ангаре. Сиделкиных родителей как еврейский буржуазный элемент сослали на Таймыр. Зимой привезли и голых оставили.  Рыбу ловить нельзя, рыба - достояние страны, чистая контрреволюция ее на зеков изводить. Так же как Зулейху, ссыльных бросили и забыли. Рыли землянки в снегу. Весной хватились - живых семьдесят из пятиста прибывших. В том числе мать и отец сиделки, они были подростки, им было пятнадцать лет. А сильные, здоровые мужчины умирали первыми, им нужна была еда. Трупы сбрасывали в воду, они вмерзали в лед и лежали до весны.
Отцу сиделки очень повезло с Таймыром. Если бы их не депортировали в сороковом году, фашисты расстреляли бы их в сорок первом. Все оставшиеся родственники были убиты.
Отцу и матери потом разрешили уехать с Таймыра и поселиться в Красноярском крае. Сиделка родилась на Ангаре, смотрит кино про Зулейxу, видит красивые виды, родную Сибирь, плачет.
Очень хорошо, что это кино есть. Пусть молодежь смотрит. Пусть откроет глаза.

И снег-то был белей, и вода была мокрей

Недавно в Москве выпал снег, и весь интернет взбудoражен этой природной катастрофой. Как старожил, я не припомню припомню, что 27 мая 1980 года в Москве шел снег (могу ошибаться на день-два). Уже было тепло, девочки пришли в школу в босоножках, и вдруг повалил снег. К счастью, снег быстро растаял. Тряхнув стариной, я заявляю, что американское климатическое оружие из зомбоящика в пору нашей молодости было гораздо мощнее.

Материнское сердце

Моя прабабушка со строны мамы (имени ее никто не помнит) одна выращивала шестерых детей. Муж оставил ее, и она сама поднимала пятерых девочек и мальчика. Брат умер молодым от туберкулеза, но девочки все выжили.

Как только девочке исполнялось шестнадцать лет, она уезжала из города Прилуки в Москву, выходила замуж и устраивалась в столице.  В исторической перспективе это было мудрейшее решение, поэтому со стороны маминой бабушки во время холокоста никто не погиб.

Моя бабушка, самая младшая, в семнадцать лет заведенным порядком тоже приехала в Москву к своей старшей сестре. А потом и прабабушка сама перебралась к старшей дочери. Они жили в подвале на Большой Дорогомиловской улице, там, где потом устроили Кутузовский проспект, прямо напротив будущего дома Брежнева. Условия у них были по тем временам просто царские: четыре человека в отдельной двухкомнатной квартире. Там было очень уютно: ступени в неглубокий подвал, окно на тротуар, а за окном ноги пешеходов.

Когда началась война, моя бабушка с двумя дочками смогла эвакуироваться в Самарканд. Маме было два года, тете - всего год. Что было с ними в Самарканде - это отдельная история, но в сорок четвертом году бабушка с дочками вернулась в Москву. Первым делом она побежала навестить свою маму. Бабушка спустилась в подвал и позвонила в дверь. Прабабушка открыла, увидела свою младшую живой и невредимой, от потрясения у нее случился инсульт, она упала и умерла.

Спасибо деду за победу

Я хочу поздравить всех с праздником победы, но ведь и некого поздравлять. Их почти нет, свидетелей победы. Даже те, кто войну хоть каким боком помнит - глубокие старики.

Я читаю сегодня ленту, там у людей соханились бумаги, свидетельства, фотографии. Как в этой мясорубке истории все это уцелело, как?

Мама смутно помнит - в эвакуации, ей три года, сестре полтора, ползают по полу. На полу волосы, дед был парикмахер. Потом он исчез из воспоминаний  -  значит умер? Когда умер, где похоронен? Как звали деда? Не помнит и спросить не у кого. Семьдесят лет прошло, о деде вдруг вспомнила я, правнучка, кто он и что он - все ухнуло в лету. Жизнь была страшная, оглянуться по сторонам не могли, вздохнуть не могли, только выживали потихоньку в бараке, да еще и страх был какой в той жизни, какой был страх! Им было не до деда, который тихо исчез из жизни двух ползунков.

У меня есть воспоминание, которое чем дальше, тем делается страшней. Я, четырехлетняя, сижу на коленях у своего деда, сына того исчезнувшего деда - ага, значит звали его Соломон, по отчеству моего деда. Это Москва, Басманка или Застава Ильича - не помню, одноэтажный деревянный дом-полубарак, занавеска с синими петухами на входной двери. Мой дед, тогда еще относительно нестарый, всегда выглядел одинаково: низенький, толстый, с громадным мясистым носом и абсолютно лысый, даже в молодости он был лысый, как коленка - какая жуткая еврейская внешность!  Дед был преподаватель математики в техникуме, свое дело знал, даже писал книги и всегда муштровал детей и внуков в математике.

Мой дед держит меня на коленях, по-моему, первый и последний раз в жизни, и указывает на маленькое фото. На снимке женщина и две девочки в полный рост, все в белом, стоят рядком по высоте. Их лиц я не помню.  "Это моя сестра и ее дети, их убили гитлеровцы".

Как звали эту женщину, как звали детей, какой это год, был ли у нее муж, и что стало с ним после войны - не помнит никто, дед не оставил никаких воспоминаний, спросить не у кого. Мама только знает, что в витебском гетто женщину с девочками закопали живьем во рву.

Эта женщина и ее девочки, двоюродные сестры мамы, исчезли с лица земли бесследно. Eдинственное, что осталось от них в этом мире - это мутный образ на сетчатке моего глаза. Когда это воспоминание растворится совсем, то единственное свидетельство того, что женщина с девочками существовали, исчезнет. Они уйдут вместе со мной.

Если на свете есть бог, зачем ему понадобилось приводить в наш мир эту женщину - чтобы она вышла замуж, родила дочек, шила им белые платья, вела фотографироваться, посылала фото своему брату в Москву - и чтобы нелюди закопали их во рву, забили лопатами, даже пули пожалели? Каким неописуемым ужасом были наполнены их последние часы и минуты? Зачем они вообще жили? Зачем это все?

Даже в Яд-ва-шем не могу сообщить их имена, потому что не осталось от них ровно ничего, даже имен. Лучше бы их просто никогда не было. Я старюсь об этом не думать, ведь так можно и с ума сойти.

Если бы не Победа, мы все бы там оказались, во рвах и могилах, безымянные и забытые. С днем победы нас, кто помнит. С праздником общей беды. 

Графиня перекошенным лицом бежит пруду

Муж выскочил из своей комнаты с выпученными глазами. "Что происходит в Москве?"

- А что происходит в Москве?

- Там будут читать лекцию "Конструирование миров для начинающих". Это что, для желающих стать демиургом?

Посмотрела. Правда, есть такая лекция. Заплетающимся языком афиша зазывает на лекцию о художнике кино. Оказывается, "подвижное изображение врывается в ваши мысли, заменяет их и уничтожает всякую дистанцию между вами и его сконструированным миром".

Тьфу, я надеялась, что Воланд опять посетил Москву, а тут банальный развод на деньги в образовательном центре "Гараж".

Пойду приму триста капель эфирной валерьянки.

Простаки за границей

Непомерные средства и бешеные усилия тратятся на родине на то, чтобы выглядеть любой ценой.

Подруга моей мамы в Москве, которая уже прабабушка, купила себе зимнее пальто за триста долларов. Мама, естественно, выпала в осадок. "Зачем тебе такое дорогое пальто, ты что, примадонна Большого театра?"

Старушка обьяснила, что в Москве встречают по одежке. Например, затрапезную старушку в магазин могут не пустить, если она одета плоховато. Причем старушка - не бомж никак, а даже еще и трудится вовсю.

Мама не поверила, пошла узнавать к другой соседке-подруге из нашего старушачьего дома. Та бабушка не из Москвы, а из братской республики. Но и она руками всплеснула на мамину наивность: и фейс-контроль кругом, и по одежке оценивают! 

И поведала, что в свой последнй приезд из Америки решили они с подругой зайти в фирменный магазин. Но их тудя не впустили, амбал в дверях загородил им проход: шли бы вы, бабки, отсюда кратчайшим путем на вещевой рынок.

Юмор в том, что у бабушки дети в америке - врачи, и она запросто могла скупить весь этот магазин. Да и саму ее назвать бабкой можно только за глаза.

Скажите, это правда? Это действительно так, что обычно - не плохо, но средне, по aмериканскому стандарту-  одетую старушку могут в дорогой магазин не пустить?

Только, пожалуйста, без срача "за-что-вы-так-родину-не-любите", и "вы-уехали-предатели-не-фиг-родину-обсуждать". Я буду банить за подобное словоблудие.

УПД Перечла написанное - булгаковщина какая-то: Бегемот и Коровьев в валютном гастрономе. Классик мощно задвигал!

Крах шпиона Гадюкина

Все мои друзья - люди кристальной честности и несокрушимой порядочности. Эти качества не смогли в них изжить даже двадцать постсоветских лет. Конечно, это для меня не новость, но вот - я снова убедилась.

У меня в Москве есть очень пожилая больная родственница, одинокая, как камень. Она сказала: мне оставить после себя нечего и некому, а посему я решила вынести на помойку все лишнее. Включая ваши бумаги, паспорта, фотографии. Кому они после меня нужны?

Я как встрепенулась! На помойку наши паспорта?  И документы тоже? А фотографии, там же и семейные, там родственники, там же и наши свадебные, и фото прошлых лет все-все?  

Я развила бурную деятельность. Задействована была цепочка друзей по передаче чертежей секретного завода. Мама звонила в Москву и просила ничего не выкидывать, а сложить в пакетик и отдать моему другу . Очень трудно беседовать по телефону с глухим человеком, хотя и весьма интеллигентным и бодрым.

Друг номер один в Москве, больной как собака, поехал к моей родственнице домой и забрал пакетик. Пакетик был маленький. "Это все?" - удивлся он. "Все", - сказала родственница.

Потом Друг номер один потащился к папе моего Друга номер два, который был проездом в Москве. Папа повез пакет в Европу, где Друг номер два забрал пакет от папы и послал его мне в Америку. Послал не сразу, он болел, все вокруг болели, над ними кружилась скорая помощь и волокла их по очереди в больницу. И тут еще я непрерывно зужу: высылай! Мне нужен советский паспорт, мне надо, надо, надо!

Вчера долгожданная посылочка пришла. Я ее открыла. Сказать, что я испытала разочарование - это не то слово: я просто не находила цензурных слов. Но тут я поняла, что мои друзья - люди необыкновенной, нечеловеческой честности и приличности.

Запечатана посылка не была, все находилось в черном пакетике, перехваченном резинкой.Ни один из них посылку не открывал!

Если бы хоть один из них заглянул в пакетик, то уверена, спросил бы, прежде чем передавaть ее по цепочке: знаешь ли ты, что фотографий там никаких нет, кроме нескольких старых паспортных карточек? и паспортов ваших тоже нет!

И так ли срочно тебе нужен советский паспорт твоей покойной тети, чтобы я, больной, перся за ним через весь город? И неужели тебе в Aмерике так насущно необходима трудовая книжка твоих родителей, которые уже двадцать лет как не живут в России? Или ветхая анкета из ЖЭКа с печатью - не привлекался, не был, не имею?

Но мои друзья, как люди порядочные, пакет не открывали и передали все в целости и сохранности. И я горжусь теперь - вот какие у меня друзья, на них можно положиться, им можно доверить что угодно, они не подведут, все сделают для старого друга, не задавая лишних вопросов. Если кому-то нужен честный и порядочный бизнесмен в Москве - обращайтесь, я порекомендую.

Правда, одна мысль меня гложет. В цепочке шпиенов-подпольщиков не было ни одной женщины. А ведь если бы хоть одна женщина была, она бы в пакет стопроцентно заглянула, нет?

И где, же черт возьми, находится мой паспорт?

Вопрос дня

Партия жуликов и воров на то и существует, чтобы красть, в том числе и избрательные голоса.

Сколько реально людей проолосовало за ПЖиВ (Едро)?

Сколько в среднем по Москве? А сколько по регионам? Если честно подсчитать- отбросить военнослужащих, чеченцев, психохроников, карусель с приезжей нашистской молодежью, сующей бюллютени по сорок раз?

Если отбросить тех, кто за деньги и по принуждению? Оставить только тех, кто по убеждению?

Из наших родных и знакомых ни один не голосовал за едро.

Сколько процентов голосов - реально - они украли?

Лекарство от ностальгии

Человечество, несомненно, изнежилось. За короткое историческое время прогресс так изменил условия жизни, что нашим детям просто не понять, как можно было существовать в таких условиях.

Пробовали ли вы обьяснить коммуналки "на 38 комнаток всего одна уборная", гонку по парткомам перед выездом в дружественную Венгрию и унижениям, которым подвергался убогий "руссо туристо"? Наши дети не понимают терминов "колбасные электрички", "пятая графа" и "поехали на картошку".

Вот например, сын вырос, а я даже не могу подступиться к такой скользкой теме: как твои бабушка и дедушка провели медовый месяц. А он был незабываемый!

Дело было во время преодоления культа личности, и моим новобрачным родителям повезло достать путевку на пароход от Москвы до Астрахани и обратно. Уж как они ее доставали, я не знаю, ясно же, что такую путевку нельзя было прийти и купить.

Поначалу все складывалось прекрасно. У них была каюта на четырех человек, с полками как в поездном купе, где поместились две пары новобрачных. Но это было в порядке вещей.  Это никого не шокировало: наш дед до сих пор тепло вспоминает массовика-затейника, экскурсии и город Казань.

Кошмар начался, когда на обратном пути у другой новобрачной случился (извините!) жуткий понос - прямо как при холере, что вполне возможно жарким летом после посещения Астрахани. Но администрация теплохода отказалась помещать беднягу в изолятор.

И в итоге со своим реактивным поносом она сутками сидела на ведре прямо посреди каюты, где кроме ее молодого мужа, наслаждались медовым месяцем мои родители. А куда ты денешься с подводной лодки?

В итоге, нанюхавшись вони, наслушавшись соответствующих звуков и проведя несколько бессонных ночей, родители слезли с парохода в каком-то городе, откуда уже можно было добраться до Москвы электричкой. И доехали до дому измученные, но полные новых впечатлений и целые-невредимые, что самое главное.

Боюсь, сын плохо подумает о бабушке-дедушке, ибо в таких условиях сейчас не перевозят и животных. А тогда считалось - культурный отдых.

Старушка, или машина времени

Гуляем сегодня в старом городе. Потеплело, весна скоро. Вот! Вижу цветущий куст, форстишия, она зацветает первой, и на него я хищно нацеливаюсь фотоаппаратом. Мимо ползет старушка с палочкой: "Никак не могу запомнить как этот куст называется".

Мы разговрились: очень старая старушка, но породистая. Красивая в молодости была, и сейчас очень ухоженая, очень милая. Да раён очень небедный, там абы кто не живет. Как всегда, услышав мой акцент "Вы откуда?" - "Мы из России"

Старушка вдруг сказала: а вы знаете, я была в России еще до вашего рождения.

Collapse )